Революционеры начинают с полиции

Владимир КОЗЛОВСКИЙ

В июле майор Бриджет Халлахан была назначена командиром Пятого дивизиона луисвилльской полиции. В этот четверг она выходит на пенсию, поскольку на днях начальство отстранило ее от обязанностей за то, что она назвала хулиганов ЖЧВ в имейле «бакланами» (punks). Какими они, на мой взгляд, и являются.

ВРИО начальника полиции горда Роберт Шродер поспешил заявить на пресс-конференции, что имейлы Халлахан «выражали ее личное мнение и не отражают взгляды полицейского управления».

В августе Халлахан написала коллегам, что поносящие полицию члены «Антифы» и ЖЧВ «незнакомы с фактами» и «не заслуживают того, чтобы мы даже о них думали. Маленький палец наших ног содержит больше порядочности, нравственности и этики, чем весь организм этих бакланов».

«Не опускайтесь до их уровня, — продолжала майор. — Не отвечайте им… Это они будут мыть наши машины, пробивать наши покупки в «Уолмарте» или всю жизнь ютиться в родительских подвалах и играть в стрелялку Call of Duty».

Никакой ненависти, одно презрение. Класс!

Халлахан приглашала полицейских приходить к ней в кабинет и «отводить душу», предупреждала, что в настоящий момент нет возможности предупредить оглашение их домашних адресов (doxing), и заверяла их в том, что будет стоять за них насмерть. Естественно, начальству пришлось выкинуть ее на пенсию. После того как в США скурвились Пентагон и ФБР, полиция еще долго оставалась оплотом нормальности. Последние месяцы пообломали рога и ей.

В прошлую среду Луисвилль охватили демонстрации и погромы в связи с тем, что тамошнее большое жюри отказалось привлечь за убийство трех полисменов, один из которых случайно застрелил Черную Брионну Тейлор, чей любовник открыл по ним огонь из 9-миллиметрового «Глока».

«От этого разрывается сердце! — заявил ведущему Си-эн-эн Дону Лемону Бенджамин Крамп, один из адвокатов, нанятых родными покойной, которые могут позволить себе целую их бригаду, так как получили от города 12 миллионов долларов. — Это узаконенный геноцид цветных, потому что, сколько бы доказательств у нас ни было, они всегда находят способ юридически это оправдать!».

«Прокурор при желании мог бы привлечь к суду бутерброд с ветчиной! — продолжал Крамп, цитируя крылатое американское выражение. — Мы уверены, что они просто не хотели предъявить обвинения этим полисменам!».

Генпрокурор Кентукки, 34-летний чернокожий Дэниэл Камерон, которого имел в виду адвокат, пожал целую бурю дерьма. По словам Крампа, отказ Камерона добиваться привлечения полицейских подчеркивал то, что «в Америке две судебных системы: одна для Черной Америки, а другая — для Белой Америки!». Я взял эту цитату из «Вашингтон пост» и не имею понятия, почему она написала «белая» с большой буквы.

Тоже, очевидно, неосознанная расистка, как мы все. Ага!

Передовые баскетболисты вроде Леброна Джеймса и Пола Джорджа, которые не боятся оттолкнуть полстраны, поскольку китайский рынок гораздо больше, тоже выразили разочарование отечественным правосудием и продолжат щеголять в футболках с портретом Бреонны и носить кроссовки ее имени.

Ведущие демократы тоже не упустили случая еще пуще раскочегарить в стране расовую ненависть. «Бреонна Тейлог, Бреонна Тейлор, Бреонна Тейлор!» — завопила в среду спикер палаты представителей Нэнси Пелоси, прервав передачу Эм-эс-эн-би-си.

«Скажи ее имя!», — добавила она, повторив требование, с которым обращаются уличные хулиганы, окружив столик с мирно отдыхающей чистой публикой.

«Это неправильно! — вскричал лидер демократической фракции Сената США Чак Шумер. — Жизнь Бреонны Тейлор была важна! Она заслуживает справедливости. Несправедливые законы порождают несправедливые результаты! Пора положить этому конец!».

Шумер, как я понял, хочет отменить презумпцию невиновности или институт большого жюри и руководствоваться дальше революционным правосознаннием.

Понятно, почему раскочегаренное бакланье расхаживало по улицам Луисвилля и кричало в лицо полицейским «мы хотим, чтобы ты, б…, сдох!», а также ранило двух выстрелами. Одному полисмену так врезали по голове бейсбольной битой, что пробили каску.

Я примерно представлял себе, чем кончаются для полиции успешные левые революции, но не знал деталей и нашел их просто: я набрал в «Гугле» «ленин городовые» и тут же набрел в «Википедии» на цитату из Лукича, которая живо напоминает пассаж из справочника «Антифы». Она предваряется исторической справкой: «Городовой как символ реакции последних двух десятилетий Российской империи был объектом ненависти со стороны левой пропаганды».

К несчастью, приводимая «Википедией» ленинская цитата не сопровождается ссылкой, поэтому я не исключаю, что она липовая. Но вдохновляющее ее мироощущение весьма похоже на ленинское. В юности я прочитал все красное второе собрание сочинений Лукича, бывшее в нашей домашней библиотеке и, к сожалению, брошенное в Москве, и узнал в этой цитате знакомые черты: «Основывайте тотчас боевые дружины везде и повсюду, и у студентов, и у рабочих особенно… Пусть тотчас же вооружаются они как могут, кто револьвером, кто ножом, кто тряпкой с керосином для поджога… Отряды должны тотчас же начать военное обучение на немедленных операциях. Одни сейчас же предпримут убийство шпика, взрыв полицейского участка, другие — нападение на банк для конфискации… Пусть каждый отряд сам учится хотя бы на избиении городовых.

Расправы над правоохранителями начались в Февральскую революцию и были чудовищны. Вот еще одна цитата из той же статьи «Википедии», описывающая начало зверств, обрушившихся тогда на Россию и до боли знакомая нам из литературы тех лет: «После жестокого избиения, со сломанной ногой, из здания Петроградского губернского жандармского управления был выволочен и позже застрелен не покинувший своего поста начальник ПГЖУ 70-летний генерал И. Д. Волков. В ночь с 27-е на 28-е февраля, после того как 27 февраля из Государственной Думы был получен приказ об аресте «всей полиции», в Петрограде произошло повсеместное избиение полицейских, из которых, по некоторым свидетельствам, погибла едва ли не половина. Писатель М. М. Пришвин записал в те дни в своем дневнике: «Две женщины идут с кочергами, на кочергах свинцовые шары — добивать приставов». А барон Н. Е. Врангель вспоминал: «Во дворе нашего дома жил околоточный; его дома толпа не нашла, только жену; её убили, да кстати и двух её ребят. Меньшего грудного — ударом каблука в темя». Жандармов и полицейских забивали до смерти прикладами, им выкалывали глаза, кололи штыками, расстреливали, привязывали верёвками к автомобилям и разрывали на части, топили в Неве, сбрасывали с крыш домов…». «Те зверства, — писал генерал К. И. Глобачев, — которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию». В Америке, такое, конечно, немыслимо. Вы уверены?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *